Лидерство / Дело жизни

«Потребитель — это страшное слово, терпеть его не могу»

«Потребитель — это страшное слово, терпеть его не могу»

10 июля 2018

Брюс Дикинсон известен многим как рок-музыкант и вокалист культовой heavy metal-группы Iron Maiden. Но послужной список британского исполнителя этим не исчерпывается: он еще и пилот гражданской авиации, предприниматель и инвестор, раз за разом ввязывающийся в очередной авантюрный проект, будь то запуск новой марки пива, лимитированной серии часов или создание летательных аппаратов. А все потому, что однажды его укусил «комар предпринимательства», считает Дикинсон. О том, что бывает после таких укусов, музыкант рассказал на форуме SAP Success Connect в Берлине. Мы публикуем самые интересные фрагменты его выступления.

Никогда нельзя недооценивать неудачников. Я родился в рабочей семье, но каким-то образом меня отдали в частную английскую школу. Я не слишком вписывался в тамошние порядки, и школа довольно скоро избавилась от моего присутствия. В письме об отчислении написали, что мой язык — мой враг. Но я сделал состояние с помощью своего языка, так что учителя иногда ужасно ошибаются в своих учениках.

Потребитель — это страшное слово. Я терпеть его не могу. Что такое потребитель? Это человек, который пришел и так же свободно может уйти. Если вы занимаетесь бизнесом, то, по сути, продаете отношения, чувства. Если чувства положительные, вы сможете превратить потребителя, который волен уйти, в поклонника. Превратите своих потребителей в фанатов. Недавно я выступал в Австрии, в поле. Было холодно, сыро, 50 тысяч человек стояли в грязи под дождем в резиновых сапогах. Некоторые сутками добирались ради этого двухчасового концерта, для того чтобы увидеть нас на сцене. Публика приносит жертву, и мы не должны об этом забывать. Я это ценю и выкладываюсь каждый раз, когда выступаю.

На мой взгляд, так называемая «забота о потребителе» — это чушь. Компании врут. Когда вы покупаете электронный прибор и пытаетесь прочесть брошюрку про «заботу о потребителе», во-первых, вы понимаете, что вам понадобится микроскоп, чтобы разглядеть этот мелкий шрифт. Во-вторых, вы должны разобрать как минимум 30 иностранных языков, пока доберетесь до языка страны, в которой вы его купили. Наконец, если прибор сломается, вам не вернут назад ваших денег. Вот вам и «забота о потребителе».

Разговоры с людьми спасали меня в самых разных ситуациях. Однажды на меня направили пистолет, но мне удалось сказать: «Ты не думаешь, что нам надо бы об этом поговорить прежде, чем ты спустишь курок?» Я запустил несколько бизнесов, и одна из самых больших проблем с ними была в том, чтобы заставить людей говорить друг с другом, а не посылать бесконечные цепочки сообщений, в которых написано: «Меня не будет на работе в ближайшие 18 лет, я вернусь в понедельник 2064 года». Электронные средства связи чудесны, если вы хотите уклониться от принятия решения. Это фантастический способ переложить ответственность. Но еще стоит людей слушать. Разговор, коммуникация — улица с двусторонним движением, это важно для бизнеса. И когда вы так поступаете, происходят невероятные вещи.

Если вы мечтаете, мечта может сбыться, а может и нет. Но если вы не смеете мечтать, она не сбудется никогда. Вы должны позволить своему воображению лететь за любыми идеями, которые могут стать реальностью. Если вы усядетесь в своей маленькой уютной зоне комфорта, не произойдет ничего. Мои мечты почему-то сбылись. Я стал участником Iron Maiden в 21 год. Через некоторое время после этого мы примерно за одну ночь записали альбом, который стал альбомом номер один в мире и сделал нас самой популярной heavy metal-группой. Но справедливости ради нужно сказать, что к этому моменту группа уже выпустила два альбома, то есть ружье было готово, мы просто использовали последний патрон.

Я получил все, чего желал, к 22 годам. Это очень необычно, и я должен был задать себе серьезные вопросы. До этого момента я ни разу не был за пределами Великобритании и давал концерты для 300-400 человек. А тут вдруг мы дважды съездили в Америку, в Европу, были в Японии и Австралии, стали хедлайнерами фестиваля. И в конце года меня настигло подведение итогов. Помню, как я, абсолютно пьяный, полз по коридору гостиницы в Токио, искал, где бы найти еду, потому что заказывать в номер было уже поздно. И вдруг боковым зрением увидел в огромном зеркале свое отражение на четвереньках. У британского художника Уильяма Блейка есть картина, на которой изображен вавилонский царь Навуходоносор. Он был не в себе и думал, что превращается в зверя. На картине Навуходоносор стоит на четвереньках, и одна его нога превращается в звериную. Я увидел свое отражение и подумал: это ведь я, и я тоже могу превратиться в ужасное создание. С этим нужно было что-то делать.

В какой-то момент меня укусил комар предпринимательства. Вы не поймете, что он вас укусил, пока не станете разговаривать с другими людьми, и окажется, что их тоже кусали. Вы говорите: «О, у меня есть идея!» А вам отвечают: «И у меня такая же, вот здорово!» В школе я ничего не смыслил в математике, да и в физике тоже. Но пришлось физику подтянуть, когда пошел учиться на пилота. Все, что я понимаю в математике, это основное предпринимательское уравнение: ноль плюс ноль равно один. Помните это, и все у вас будет хорошо.

Авиацией и инженерным делом меня заразил мой дядя Джон, который во вторую мировую воевал на Мальте. Когда мне было пять лет, он подарил мне модель самолета 1930-х годов, и она завладела моим воображением. В начале 1990-х я получил лицензию пилота и стал командиром воздушного судна на Boeing 757 в чартерной авиакомпании Astraeus Airlines. Это была моя единственная настоящая работа. Мне страшно нравилось летать на самолетах. Во-первых, я люблю управлять ими. Во-вторых, я умею управлять большими самолетами. В-третьих, я бесконечно любопытен, мне всегда хочется знать ответ на вопрос «почему?». Легко выяснить ответ на вопрос «когда?»; легко узнать ответ на вопрос «что?». Но узнать, какая мотивация стоит за вещами, ситуациями, людьми, местами — это гораздо интереснее.

Меня всегда интересовала экономическая сторона полетов. Я работал на полную ставку пилотом Astraeus Airlines и в то же время оставался ведущим вокалистом Iron Maiden. Это была интересная задачка для отдела кадров. Обычно я брал неоплачиваемый отпуск, чтобы поехать в турне с Iron Maiden. Многие наши поклонники живут далековато: в Австралии, Новой Зеландии, Индии, Южной Корее, Китае. Но эти регионы редко входят в гастрольный список. Группа решила поехать в тур по Австралии и Новой Зеландии, однако бухгалтер сказал: «Нет, вы не можете себе этого позволить, потеряете там свои деньги». Я не согласился. У нашей чартерной авиакомпании было 11 самолетов. Летом в Европе зафрахтовать самолет невозможно — это очень дорого, но зимой полно самолетов, стоящих без дела, поэтому стоимость аренды самолета зимой заметно падает. Тогда мы решили, что можем полететь в Австралию и Новую Зеландию на гастроли в феврале. В тот раз мне не пришлось просить у авиалинии неоплачиваемый отпуск, я даже заработал дважды — как вокалист и как пилот. Самолет разрисовали эмблемой нашей группы, и его фотографировали как ни один другой лайнер. Мы столько заработали, что бухгалтер первым делом спросил, можем ли мы повторить тур.

Грустный день наступил, когда моя авиакомпания разорилась. Это был единственный раз, когда меня уволили по правилам. На нашу компанию работало 600 человек, они посвятили ей 10 лет своей жизни и делали так, чтобы все работало как часы. И когда компания разорилась, это была трагедия. Никогда не забуду этих взрослых мужиков в слезах. Это было не из-за потери работы как таковой, а из-за потери дружбы и товарищества, которые существовали в нашей среде.

Идеи часто носятся в воздухе, жужжат и так и норовят укусить. Возьмите The Beatles. Вы знаете их песню «Яичница»? «Яичница, о, милая моя, как мне нравятся твои ножки». А ведь речь идет про знаменитую Yesterday (первая версия песни Yesterday начиналась словами «Scrambled eggs, Oh, my baby how I love your legs». — прим. ред.). Это несправедливо, что кто-то смог поймать идею буквально в воздухе. Facebook — еще одна несправедливость. Почему кто-то другой это придумал, а не я?

Идеи, особенно бизнес-идеи, приходят так же, как песни. Вот я написал песню, и все хотят знать, что приходит сначала, музыка или слова. На самом деле неважно, что было сначала. Имеет значение то, что произойдет потом. Что-то дает первоначальный толчок. Вы толкнули ногой снег с вершины горы, и он покатился, превратился в снежный ком, а потом лавиной пошел вниз.

Я скучал по авиакомпании, думал создать новую, однако денег на это у меня не было. Но однажды подвернулась возможность, и я открыл гараж для ремонта самолетов (Дикинсон владеет компанией Cardiff Aviation, занимающейся техническим авиационным обслуживанием — прим. ред.) У меня теперь собственный HR-кошмар, так как в компании работают сотни сотрудников. Мы ремонтируем Boeing, Airbus, проводим базовое обслуживание для British Airways и других компаний. Старую технику приходится обслуживать дольше, и я думал о том, что когда-нибудь кто-нибудь захочет починить старый самолет, с которым неясно, что делать дальше. Я представлял себе, как скажу этому человеку: «Мы можем управлять этим самолетом для вас, обслуживать его, и вы еще и деньги заработаете». И знаете, так и вышло. Я сел за штурвал и полетел в Джибути, маленькое африканское государство, где мне предложили воссоздать национальную авиалинию. Четыре года назад я лично доставил первый самолет президенту. В прошлом году мы передали авиалинию под местное управление, тот самолет все еще летает, и мы его обслуживаем.

Строить воздушные суда так же интересно, как и летать. Я искал деньги на свой фильм, вел переговоры с банком и случайно познакомился с человеком, который собирался строить воздушные суда и тоже искал финансы на свой проект. У него был сарай посреди поля, коровы вокруг, несколько человек с чертежами и все. Я очень люблю самолеты и потому спросил: «Сколько вам нужно денег?». Он ответил: «Ну, мы тут банкротство объявляем примерно каждый понедельник». Я связался со своим партнером и сказал: «Если я бы захотел взять кучу денег, положить в бумажный мешок, вынести на улицу и сжечь, сколько бы ты согласился мне дать?» Ровно столько денег я и вложил в компанию Hybrid Air Vehicles, которую основал Роджер Мунк. Несколько лет назад Hybrid Air Vehicles выиграла госконтракт США на $500 млн, конкурируя с самым крупным подрядчиком в оборонной сфере — компанией Lockheed Martin. Мы построили самое большое воздушное судно в мире -– гибридный самолет-дирижабль Airlander. У аппарата вертикальный взлет и посадка, он может сесть где угодно: на снег, на болото, на любую достаточно ровную поверхность. Он может летать через Атлантический и Тихий океаны. Но у правительства США кончились деньги, и в итоге за $300 тыс. мы выкупили этот проект, на который правительство США потратило $300 млн. Неплохая сделка. Мне такие нравятся. Надеемся найти первого коммерческого клиента в этом году.

Еще один мой проект — Pouncer, первый в мире съедобный дрон. Подумайте о землетрясениях в Непале, стихийных бедствиях, ураганах в удаленных местах, когда нет возможности доставить людям продовольствие и медикаменты. Беспилотный аппарат с размахом крыльев три метра способен доставить несколько килограммов еды, а сам может стать топливом. Он сделан из прессованного материала на основе крахмала, его можно превратить в компост, или сжечь, как топливо, чтобы приготовить пищу. Каждый аппарат может прокормить 50 человек в течение дня и стоит $500 — воспользуйтесь один раз и выбрасывайте. Дрон способен пролететь к месту назначения 30 км, ориентируясь по GPS. Точность приземления — до 10 метров. Мне кажется, это классное изобретение.

В качестве противоядия против рака (в 2015 году у Дикинсона была обнаружена раковая опухоль — прим. ред.) три года назад я начал варить пиво Trooper. Оно названо в честь одной из самых известных песен Iron Maiden, и сейчас мы продали уже 22 млн пинт. Как-то к нам пришел бизнесмен и предложил сделать красное вино «Iron Maiden». Я спросил: «Зачем?» Он ответил: «Чтобы заработать!» Такого ответа недостаточно. Но почему бы не сварить традиционный английский эль? Я люблю пиво, особенно сваренное маленькими пивоварнями. Бизнесмен был готов все организовать, купить у кого-нибудь пиво и поставить этикетку «Iron Maiden». Но я отказался: тут нет подлинности, в Iron Maiden так не делают. Почему бы нам не разработать свой рецепт? Если людям понравится, будет здорово. Выпуск своего пива стал для нас настоящим успехом, ведь покупают его не 20 миллионов фанатов Iron Maiden. Может, с первым миллионом пинт так и было, но потом пошли продажи в пабах, в супермаркетах. Мы экспортируем Trooper в 54 страны.

Я сразу вижу тех, кто тратит мое время. Если вы сами решили потратить собственное время впустую, дело ваше, тратьте его, как хотите. Но когда кто-то отнимает ваше время зря, с этим нельзя мириться, потому что назад вы его не получите. Ваше время принадлежит вам. Это единственное, чему меня научила победа над раком.

Мое отношение к провалам довольно жесткое. Вы когда-нибудь падали с лошади? У вас есть два варианта: либо вы к этой лошади больше в жизни не подойдете, либо снова сядете на эту чертову лошадь. Все очень просто.

записала Юлия Фуколова

https://hbr-russia.ru/liderstvo/delo-zhizni/775068

2018-07-10T09:19:10.341+03:00

Harvard Business Review – Россия

Tue, 10 Jul 2018 15:04:38 GMT

«Потребитель — это страшное слово, терпеть его не могу»

Вокалист Iron Maiden Брюс Дикинсон об успехе, укусах предпринимательства и отношениях с клиентами

Лидерство / Дело жизни

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/5b/jm9wg/original-pfc.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия