«Наша наука как большой спорт — она должна стать главным делом жизни»

«Наша наука как большой спорт — она должна стать главным делом жизни»
|22 июня 2020| Анна Натитник

Пять лет назад кандидат биологических наук Григорий Ефимов пришел в Национальный медицинский исследовательский центр гематологии, чтобы основать и возглавить Лабораторию трансплантационной иммунологии. В этом году в разгар пандемии коронавируса его лаборатория вместе с Институтом молекулярной биологии Академии наук разработала тест на антитела к COVID-19, которым уже пользуются ведущие лаборатории страны. 

HBR Россия: Чем занимается ваша лаборатория?

Ефимов: Исследованием Т-клеточного иммунитета — это иммунный ответ, который развивается после трансплантации костного мозга. Эта работа важна для лечения лейкозов. Также у нас есть проекты, посвященные изучению Т-клеточного иммунитета на вирусные инфекции. 

Почему вы решили разработать тест-систему для определения антител к COVID-19?

Когда эпидемия пришла в Россию, мы какое-то время тормозили: думали, может, все рассосется. Оказалось, что ничего не рассасывается, и мы поняли, что нельзя дальше оставаться в стороне, тем более мы обладаем ценными ресурсами: нас не закрыли на карантин, потому что мы медицинская организация, у нас есть опытные люди, приборы, оборудование. Чтобы внести вклад в борьбу с коронавирусом, мы стали изучать иммунный ответ на эту инфекцию.

Тесты, которые мы разработали, — побочный результат наших исследований. Чтобы изучать иммунный ответ на коронавирус, нужно иметь то, на что иммунная система будет в наших экспериментах отвечать, — то есть фрагменты вируса. Эти же фрагменты используются, чтобы на них, как на приманку, ловить антитела и определять их концентрацию. Так получилась тест-система. 

Но главный проект, который у нас сейчас идет, — ответ Т-лимфоцитов на коронавирус. Мы пытаемся определить, какие фрагменты вирусного белка узнаются Т-лимфоцитами.

Почему это важно?

Во-первых, потому что это интересно: с этим вирусом никто раньше не работал. Во-вторых, потому что это покажет, будет ли вакцина эффективна, то есть присутствуют ли в ней правильные фрагменты вирусного белка. В-третьих, мы сможем предсказать, будет ли вирус менять эти фрагменты, пытаясь ускользать от иммунной памяти, а значит, будет ли иммунитет к коронавирусу стойким и сможет ли человек заболеть во второй раз каким-то его штаммом, который появится в результате мутации.

Тест, который вы создали, качественный, а не количественный — то есть он не показывает, сколько антител у человека. Это не важный параметр?

Количественный тест не имеет смысла: количество антител, скорее всего, не коррелирует со степенью защиты. Его нужно измерять только при подборе доноров плазмы для лечения тяжелых больных. Антитела сами по себе вирус не блокируют — они просто показывают, что человек болел. А из того, что человек болел и выздоровел, мы делаем вывод, что у него есть иммунитет. Он выздоровел, значит, иммунная система победила болезнь и в следующий раз тоже победит — причем, скорее всего, человек вообще не будет болеть или будет болеть легко. Мой совет — не гоняться за показателем количества антител: он только сбивает с толку. Есть небольшая корреляция количества антител с тяжестью болезни (кто тяжелее болел, у того их больше) и с возрастом (чем старше человек, тем больше у него антител), но вряд ли есть связь между количеством антител и вероятностью заболеть повторно. 

Многие тесты, используемые сейчас, выявляют антитела М, обычно указывающие на то, что человек болеет в данный момент, и антитела G, указывающие на то, что человек уже выздоровел. Ваши же определяют только G. Значит ли это, что информативность вашего теста ниже?

Классическая догма иммунологии заключается в том, что антитела M появляются быстро (это первая проба пера иммунной системы в борьбе с инфекцией), а G — позже и они более стойкие. Почему-то для этого вируса это не так. Было несколько исследований, которые показывают, что M появляются в среднем тогда же, когда и G — на 14-й день. Смысла определять M я не вижу, потому что это дает потерю в специфичности, то есть много ложноположительных результатов: человека положительного по M считают больным, а на самом деле он не болеет. 

Сегодня много говорят об иммунных паспортах. Насколько оправдано их введение?

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/liderstvo/delo-zhizni/832471

2020-06-22T17:22:34.628+03:00

Tue, 23 Jun 2020 06:26:35 GMT

«Наша наука как большой спорт — она должна стать главным делом жизни»

Интервью с главой лаборатории, разработавшей тест на антитела к COVID-19

Лидерство / Дело жизни

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/4u/18gzgy/original-1lmw.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия