Сергей Гуриев: «События, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться»

Сергей Гуриев: «События, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться»
30 декабря 2020| Сергей Гуриев

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

2020 год был совершенно необычным. Некоторые называют его «черным лебедем», то есть чем-то таким, чего никто не мог предвидеть. На самом деле, нынешний год больше похож на «серого носорога»: что-то очень большое, с огромными последствиями для всех, однако не то, чего нельзя было ожидать. То, что пандемия — это существенный риск, было известно давно. Пандемию ожидали, но все так или иначе готовились к чему-то менее масштабному и думали, что это будет пандемия вроде атипичной пневмонии SARS-1 2002—2003 годов. Она была страшной, но в ней погибло менее 1 тыс. человек по всему миру. От COVID-19 же на данный момент умерли уже почти 2 млн человек. И во многих странах пандемия еще не закончилась.

С точки зрения мировой экономики, сейчас самый большой кризис со времен Великой депрессии XX века. Он гораздо больше, чем кризис 2008—2009 годов. То же самое можно сказать и об экономике США и других западных стран. Для них это тоже самый большой кризис за последние 100 лет. Некоторые из этих экономик упадут по итогам года на 6—10% ВВП. Это огромная величина. Кроме того, чтобы предотвратить дальнейший спад, правительства этих стран потратили очень много денег. Возник абсолютно беспрецедентный для мирного времени дефицит бюджета: примерно 10% ВВП, а кое-где, может быть, даже 20%. Такой дефицит приведет к резкому росту долга в этих экономиках. Но есть и хорошая новость: западные страны не столкнутся с банкротством, потому что процентные ставки равны нулю или отрицательны в реальных, а в некоторых странах — и в номинальных терминах.

Для России 2020-й — тоже плохой год, но в первую очередь он плохой не для экономики. По итогам года в России ожидается спад ВВП на 4%. Величина большая, но не беспрецедентная. Например, в 2009 году спад экономики составил 8%, в последнем десятилетии был кризис 2014—2016 гг., где совокупный спад составил около 3%. В этом смысле 4% для российского гражданина — это большой удар, но не то, что мы никогда не видели. Кроме того, люди, которые помнят спад экономики в начале 1990-x и в 1998 году, естественно, считают этот кризис вполне себе переживаемым. Поэтому, с экономической точки зрения, 2020-й для России не был катастрофой. Российские власти и сэкономили деньги из Фонда национального благосостояния, и смогли сделать так, что экономика пострадала не так сильно, как в западных странах, потому что достаточно жесткий карантин так и не был введен. Но именно по этой причине 2020-й стал катастрофическим для российских граждан: многие люди были вынуждены ходить на работу, им приходилось искать источник дохода, и это, конечно, приводило к дополнительной смертности. Избыточная смертность в России в 2020 году составит почти 300 тыс. смертей. Российские власти могли бы предотвратить это, пойдя на более глубокое падение экономики, ужесточив карантин и потратив больше денег на пособия людям.

Пандемия COVID-19 — это не последняя пандемия для человечества, и то, что мы видели в 2020 году, мы, вполне возможно, увидим еще. Меняется климат. Отношения между человеком и природой тоже меняются. Есть огромная угроза, связанная с устойчивостью к антибиотикам. Нам действительно нужно думать над тем, что делать с уроками этого года, и один из вопросов, который вышел на передний план, — это безусловный базовый доход. О нем говорили и до 2020 года, но, как правило, в контексте будущей долгосрочной безработицы вследствие, например, роботизации. Что, допустим, делать с людьми 50 лет, которые потеряли работу шахтера и больше никогда в жизни никакую работу не найдут? Как сделать так, чтобы их качество жизни все-таки не слишком сильно упало и чтобы качество жизни их детей и возможности, которые у них есть, также были более или менее сопоставимы с возможностями детей из более благополучных семей?

Есть целый ряд экспериментов по безусловному базовому доходу, которые показывают несколько вещей. Во-первых, риски того, что получившие безусловный базовый доход перестанут искать работу и работать, пока ни разу не подтверждались данными. Получив базовый доход, люди продолжают искать работу и продолжают стараться работать. И это связано с тем, что безусловный базовый доход остается «базовым» — он слишком низок для того, чтобы человек мог просто быть довольным и счастливым и ничего не делать. Базовый доход достаточен лишь для того, чтобы не умереть с голоду. Речь идет примерно о $1000 в месяц в США и примерно €500—700 в месяц в Европе. Это величины, которые позволяют выжить, но не позволяют жить хорошо.

Есть и другие сомнения, связанные с безусловным базовым доходом. Может ли быть так, что люди, которые его получат, потратят деньги не на самое необходимое, а на алкоголь и на что-то вредное? В экспериментах мы не видим ничего такого. Люди тратят эти деньги на еду, на возможность получить новые навыки.

Еще один вопрос звучит так: можем ли мы позволить себе безусловный базовый доход? Можем ли мы потратить большую сумму денег в дополнение ко всем своим уже существующим социальным программам? Если базовый доход вводится в дополнение к ним, то ни одна страна в мире не может позволить себе поднять налоги настолько, чтобы платить сегодня $1000 в месяц каждому человеку. Но можно ли сделать так, чтобы заменить существующие социальные программы базовым доходом? В этом случае денег, конечно, хватит. Главный вопрос здесь в том, какие именно социальные программы нужно отменить, а какие оставить. Понятно, что можно полностью отменить, например, пособия по безработице, если будет введен безусловный базовый доход. Наверное, можно отменить и какие-то другие выплаты. Но можно ли отменить все пособия? Об этом и идет дискуссия.

2020-й год позволил посмотреть на идею базового дохода в несколько ином ракурсе. Во время пандемии многие инструменты поддержки граждан, которые были реализованы в развитых и развивающихся странах, и даже в России, — это пособия, похожие на безусловный базовый доход. Но его нигде не существовало в чистом виде. Нигде не было сказано, что мы дадим столько-то денег всем без исключения гражданам. Однако мы можем сегодня использовать данные 2020 года для того, чтобы думать о введении базового дохода в перспективе.

На мой взгляд, по крайней мере, развитые страны, обладают достаточными средствами для того, чтобы каждый человек, живущий в них, был избавлен от тирании голода. И, конечно, хотелось бы жить в мире, где человеку не нужно заботиться о том, чтобы найти сегодня деньги на пропитание. В западных странах есть деньги на то, чтобы сказать каждому человеку: «Что бы ни было, мы о тебе позаботимся». Еще одно преимущество безусловного базового дохода — это сокращение бюрократии. С введением базового дохода бюрократы, которые решают, заслуживают или не заслуживают люди в трудной ситуации пособия, становятся не нужны. Вместо этого все просто получают небольшую сумму денег каждый месяц, а бюрократия исчезает.

Но самое главное заключается даже не в этом, а в том, что, избавляя людей от голода, государство дает им свободу самореализации. Вместо того, чтобы хвататься за любую, пусть и неприятную работу, люди будут думать над тем, как инвестировать в новые навыки и искать что-то более подходящее. Эти шаги приведут и к выравниванию возможностей, и к повышению эффективности рынка труда, потому что у каждого человека будет понимание того, как он найдет себя в этом мире. Мне кажется, это хорошая идея, и 2020 год, возможно, немного приблизит нас к ее реализации.

Какие еще уроки можно усвоить из того, что произошло в 2020 году?

Лучше всего этот кризис прошли азиатские страны, потому что они уже были к нему готовы. К примеру, тайваньская экономика от кризиса почти не пострадала, а смертность в Тайване от COVID-19 составляет 7 (семь!) человек. Это связано с тем, что Тайвань несмотря на то, что он находится рядом с Китаем и имеет с ним много торговых и финансовых отношений, был готов и полностью нейтрализовал все потенциальные риски. То же самое можно сказать о Южной Корее, в какой-то степени о Японии и Сингапуре.

Очень интересный и важный вопрос касается того, как пандемия повлияла на разных людей. Казалось бы, COVID-19 — это великий уравнитель. Вы болеете и умираете вне зависимости от того, сколько у вас денег или других активов. Но на самом деле, 2020 год показал, что это не так. Возможность работать удаленно, скорее всего, выше у более образованных и богатых людей. А если вы работаете удаленно, вы в меньшей степени подвержены риску заразиться. Если у вас есть большой дом, вам легче продолжать работать, не теряя производительности. Если у вас много компьютеров, ваши дети могут продолжать учиться в онлайне. А если вы небогатый человек без квалифицированной работы, без большого дома и без сбережений, то для вас этот год был намного тяжелее, чем для богатого образованного человека с квалификацией, работающего на удаленке.

Таким образом, главный урок 2020 года для государств — брать пример с азиатских стран и готовиться к эпидемиям. Главный урок для людей — получать образование и осваивать цифровые технологии.

Еще один урок касается отношений человека и природы. Из-за изменения климата события, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться. Нужно думать о том, насколько дорого они могут стоить. Возможно, следует потратить большие деньги, если это необходимо, на предотвращение глобального потепления и изменения климата. В связи с этим России, как и любой другой нефтяной державе, стоит готовиться к снижению цен на нефть. Мы не думали, что бывают отрицательные цены на нефть, но в марте 2020 года это оказалось возможным. Переход к зеленой экономике в ближайшее время ускорится, поэтому нужно готовиться к долгосрочному снижению нефтяной ренты. Об этом необходимо думать в ближайшие годы, потому что примерно в 2030 году глобальное потребление нефти достигнет пика и начнет снижаться.

В большинстве стран пандемия все еще продолжается. Еще ничего не закончилось. Поэтому я хочу пожелать всем здоровья. Главное сейчас — пережить этот кризис и выйти из него, усвоив важные для всех нас уроки.

Об авторе. Сергей Гуриев — экономист, профессор экономики парижской Школы политических наук Sciences Po.

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/uroki-stoikosti-2020/852951

2020-12-30T09:18:06.197+03:00

Wed, 30 Dec 2020 06:18:06 GMT

Сергей Гуриев: «События, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться»

Экономист Сергей Гуриев об уроках 2020 года

Бизнес и общество / 2020: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/a4/1356h3/original-1eqa.jpeg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия