Откровенный разговор: что должны обсудить работающие супруги

Откровенный разговор: что должны обсудить работающие супруги
16 марта 2020| Дженнифер Петрильери

В наш первый день святого Валентина во Франции нам было что отметить: мы с будущим мужем, Джанпьеро, только что получили степени PhD, работу и собирались пожениться! Но настроение у нас было не слишком радостное. Мы были единственными посетителями в маленьком китайском ресторанчике на углу у парковки возле станции. Здесь бывало довольно оживленно во время ланча, но это было явно не место для романтического ужина 14 февраля. Мы бы и не пошли сюда, если бы кто-нибудь из нас зарезервировал столик в другом ресторане. Но я была занята на работе и подумала, что он позаботится об этом. Он подумал то же самое. Должно быть, официантка почувствовала напряжение между нами, ставя тарелку спринг-роллов на клеенку.

Этот ужин разительно отличался от другого памятного ужина примерно год назад. Мы встречались всего несколько недель, и Джанпьеро привел меня в одну из своих любимых пиццерий в Милане. Зал был полон. Не задумываясь о тонкостях флирта на публике в Италии, между пиццей и десертом я уселась к нему на колени.

«Что ты делаешь?» — спросил он с притворной тревогой. «То, чему научилась в саванне!» — улыбнулась я. Я только что рассказала ему о месяцах, проведенных в качестве исследователя в заповеднике в Уганде. Он спросил, что я изучала. «Половой отбор», — с удовольствием объяснила я. «И чему ты научилась?» — мне всегда нравилось, когда он слушает мои рассказы о работе и задает вопросы. «Что девчонки выбирают, подходя поближе, — ответила я. — В этом их сила».

И вот год спустя мы молча ковыряли холодные роллы в свете неоновых ламп. Нас беспокоило не место и не еда. Дело было в том, как ощущение новых возможностей, которое приходит с новой любовью, сменилось повседневной борьбой за власть, в результате которой мы оба ждали, что другой позаботится о планах на ужин, предпочитая сосредоточиться на собственной работе. Мы с самого начала знали, что любовь не должна мешать нашим карьерным амбициям, и хотели, чтобы так и было: мы любили друг друга и работу друг друга. Но в реальности все оказалось не так, как мы себе представляли.

С тех пор я занялась изучением личной и профессиональной идентичности людей на работе и недавно завершила пятилетнее исследование пар, где оба партнера работают, на различных этапах карьеры и жизни. (Результаты этого исследования я описала в книге «Couples That Work».) Мне хотелось выяснить, почему некоторые пары благополучны, другие — терпят неудачу, и еще больше — живут как придется. Я обнаружила, что в жизни всех пар, где карьеру строят оба партнера, бывают моменты, напоминающие те два ужина: моменты, когда мы чувствуем себя значимыми и сильными, и моменты, когда в результате борьбы за власть кому-то одному или обоим кажется, что его не учитывают и не замечают. Как выяснилось, даже в счастливых парах случаются такие неприятные времена. Но они стараются вернуться к состоянию воодушевления.

Я вложила в название «Couples That Work» двойной смысл: пары, в которых оба партнера работают, да, пожалуй, все пары, живут счастливо, только когда работают над тем, чтобы признавать, поддерживать и уравновешивать влияние и возможности обоих партнеров. Выяснилось, что люди в таких парах чувствуют, что могут многого добиться, когда их партнер видит и поддерживает все их рабочие и жизненные амбиции, а не только общие.

Это означает, что необходимо интересоваться профессиональными и другими целями вашего партнера. Радоваться его мечтам. Чувствовать его трудности. Придумывать, как помочь. Так вы придаете ему силы. И, требуя такого же внимания в ответ, вы тоже становитесь сильнее. Когда я писала книгу, я не сразу поняла, что мне надо, чтобы Джанпьеро спрашивал меня о ней и подбадривал меня, но я не хотела, чтобы он читал первые черновики. Чтобы чувствовать себя увереннее, мне нужно было, чтобы он поддерживал меня, не комментируя содержание написанного. Не поделись я этой мыслью в разговоре с ним, мне бы, наверное, этого очень не хватало, а он чувствовал бы, что с ним не делятся и не советуются. Именно это, как выяснилось, и происходит в парах, которые не прикладывают усилия, чтобы помочь друг другу понять, чего они хотят, и делать это, дома или на работе. В результате в отношениях появляется напряженность.

Мы часто говорим о мечтах и желаниях в начале отношений, и именно поэтому нам кажется, что новая любовь дает нам новые возможности. Начало отношений во многих парах похоже на наш итальянский ужин. Мы видим своего партнера и даем понять это. Мы хотим, чтобы он реализовал свои амбиции. Мы выбираем их за то, какие они есть, но также, неизбежно, за то, какими они могут стать и какими можем стать мы вместе с ними. Однако со временем отношения становятся более зрелыми, и мы перестаем уделять им внимание, и само слово «сила» становится бранным. Когда возникают накладки, пары часто скатываются в динамику, больше похожую на наш китайский ужин. Вместо готовности договариваться появляются привычки, асимметрия сменяет взаимность. Мы чувствуем, что теперь учитывается только одна сторона или поддерживаются амбиции только одного человека. Даже если не всё и не всегда решает кто-то один, нет ощущения влияния и обоюдных возможностей. При длительном напряжении любовь теряет безусловную значимость, угасает, и пары скатываются в обиды и сожаления. Отношения начинают рушиться.

Партнерам нужно бдительно следить за нарушениями равновесия. Если не уделять этому внимания, скорее всего, симметрии не будет. Дисбаланс сам по себе не является приговором. Я изучала пары, которые были счастливы, даже когда один партнер обладал большим влиянием и возможностями, чем другой. Но эти пары не отдалялись друг от друга и не испытывали чувства вины и обид, потому что обдуманно и открыто выбрали такой образ жизни. Например, я изучала множество пар, которые по очереди «совершали карьерные рывки». В этих парах в каждый момент времени один из партнеров сильнее вкладывался в работу, а другой отступал на второй план и поддерживал его, беря на себя больше обязанностей по дому. В наиболее успешных примерах партнеры по очереди совершали рывки в карьере и брали на себя поддерживающую роль. Их карьеры развивались асимметрично, однако равновесие сохранялось, так как асимметрия была сознательной.

Чаще всего асимметрия возможностей и влияния в парах не является результатом обдуманного выбора. Совсем нет. Она является результатом социального давления, которое быстро разъедает зачатки равенства. Особенно это касается гетеросексуальных пар. Поскольку в обществе и корпоративной политике возможности и влияние между мужчинами и женщинами не распределяются в равной мере, усилия по поддержанию равенства должны быть сознательными. Это истинно революционный жест, это трудная и вдохновляющая задача.

Пары устраивают особый ужин на день святого Валентина, в годовщину свадьбы или по другому поводу. (Надеюсь, один из вас резервирует столик, если вы ужинаете не дома.) Распределение сил может оказаться последней темой, которая придет вам в голову на романтическом свидании. Но так не должно быть. Особенно если вы используете приглушенный свет, любимое блюдо своего партнера или дегустационное меню, чтобы скрыть некомфортную асимметрию сил в своих отношениях. Все эти вещи хороши, но их недостаточно, чтобы оба супруга были счастливы.

Об авторе. Дженнифер Петрильери (Jennifer Petriglieri) — доцент в области организационного поведения в INSEAD, автор книги «Couples That Work: How Dual-Career Couples Can Thrive in Love and Work» (Harvard Business Review Press, 2019). В INSEAD Дженнифер руководит программой-акселератором по менеджменту, а также программой для женщин-лидеров и программой гендерного разнообразия.

https://hbr-russia.ru/karera/kommunikatsii/825279

2020-03-16T12:23:49.998+03:00

Mon, 16 Mar 2020 09:24:28 GMT

Откровенный разговор: что должны обсудить работающие супруги

Что нужно знать о силе в семейных взаимоотношениях

Карьера / Коммуникации

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/24/qhnaj/original-yby.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Смотрите на YouTube-канале HBR Россия «Счастливая жизнь после работы» vs «Умереть у станка»
Подробнее
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия