Основательница 23andMe Анна Войжитски: «Мы стремились сделать все правильно с самого начала»

Основательница 23andMe Анна Войжитски: «Мы стремились сделать все правильно с самого начала»
|30 сентября 2020| Анна Войжитски

По просьбе Harvard Business Review основательница 23andMe Анна Войжитски рассказала о том, как ее компания преодолела запреты Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA).

Поздним пятничным вечером в ноябре 2013 года, когда я была на выездном совещании, пришло сообщение от моей помощницы: курьер привез конверт от Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA). Перед тем 23andMe и FDA уже несколько лет с переменным успехом пытались договориться о том, чем регулируется деятельность компании. Я занервничала. В надежде выиграть время я попросила помощницу: «Не подписывай расписку о получении!» Пришел ответ: «Поздно. Уже». В конверте оказалось письмо с предупреждением, которое навсегда изменило курс компании 23andMe.

В понедельник утром FDA передало текст письма в прессу — быстро, как никогда. Посыпались звонки от репортеров. Позвонил и Дэвид Кесслер, бывший уполномоченный FDA, который консультировал 23andME с самого запуска. «Анна, — сказал он, — может, ты не слишком встревожена этим письмом. Но поверь мне, тебе следует начать беспокоиться. FDA очень разозлилось».

На тот момент 23andMe существовала уже шесть лет и работала напрямую с потребителями, предоставляя им результаты генетического теста с данными о рисках для их здоровья. С самого начала нам приходилось отвечать на вопросы разных регуляторов, но обычно удавалось прийти к согласию. На этот раз все было иначе. Нам приказали немедленно прекратить продажу информации о рисках для здоровья. Мы пытались найти выход: предлагали изменить маркетинговую стратегию компании или проводить тестирование только по предписанию врача. Но этого было недостаточно для FDA.

Обычно в трудных ситуациях я не теряюсь, но в этот раз оказалась в тупике. Всю следующую неделю я звонила юристам, лоббистам и научным экспертам и слушала разные мнения. Сперва я хотела обжаловать запрет в суде, но вскоре поняла, что это не лучший путь. Поворотным моментом стала встреча с группой регулирования в крупной фармацевтической компании. Меня спросили: «Вы хотите быстрого решения, чтобы успеть продать компанию и покончить с этим, или планируете остаться с ней еще 10 лет?» Моим ответом было: «Я буду с 23andMe и через 10 лет, и дольше». «Хорошо, — сказали они, — тогда докажите FDA, что ваши тесты точны и понятны потребителям. На это уйдут годы, но вся индустрия перевернется».

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/management/korporativnyy-opyt/840645

2020-09-30T11:50:03.000+03:00

Wed, 30 Sep 2020 12:29:23 GMT

Основательница 23andMe Анна Войжитски: «Мы стремились сделать все правильно с самого начала»

Основательница 23andMe о том, как преодолеть запреты регулятора

Менеджмент / Корпоративный опыт

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/7d/ztz80/original-1aft.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Смотрите на YouTube-канале HBR Россия «Счастливая жизнь после работы» vs «Умереть у станка»
Подробнее
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия