«Мы разрушили систему здравоохранения»

«Мы разрушили систему здравоохранения»
|23 сентября 2020| Юлия Фуколова

Пандемия коронавируса высветила серьезные проблемы с системой здравоохранения во всем мире. О том, как их решать, рассказывает ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук Гузель Улумбекова.

HBR Россия: С началом пандемии COVID-19 мировая система здраво­охранения столкнулась с масштабным кризисом. В чем причина?

Улумбекова: Многие эксперты в разных странах сегодня задаются тем же вопросом. Для США, Европы и России этот кризис оказался неожиданным. Главные проблемы — нехватка ресурсов, коечного фонда, врачей, неготовность к быстрому реагированию. И, кроме того, неповоротливость системы финансирования. Дело в том, что в большинстве развитых стран, включая Россию, финансирование строится на так называемых рыночных принципах — медицинская организация вынуждена зарабатывать. Иными словами, сколько придет больных, столько денег и получит клиника. А если бюджет окажется недостаточным, придется сокращать расходы. Хуже всего ситуация в США, поскольку их система здравоохранения наиболее рыночно ориентирована. Так, в США живет 4% населения Земли, однако коронавирусом заразились 27% от общего количества больных, а умерли — 23%. В конце июля в авторитетном The New England Journal of Medicine вышла статья доктора Давида Блюменталя, в которой он отмечает, что эпидемия обнажила серьезные недостатки в системе здравоохранения США. Эти уроки не должны пройти даром.

Почему в самой сильной экономике мира столь тяжелые последствия пандемии?

Одна из главных причин в том, что США поздно закрыли границы с Китаем. Среди жителей страны высока доля людей старшего возраста, многие страдают диабетом, имеют повышенный вес, а эти факторы повышают риск заражения и тяжелого течения заболевания. Около 31 млн граждан не застрахованы, и это число уже выросло до 41 млн, поскольку многие потеряли работу, а значит, и гарантированную страховку. Автор упомянутой статьи пишет, что важно обеспечить все население базовыми медицинскими гарантиями, изменить систему финансирования клиник, чтобы они были заинтересованы помогать всем гражданам вне зависимости от их доходов. Кроме того, централизовать управление здравоохранением. Отсутствие скоординированного ответа, когда каждый штат отвечает сам за себя, — еще одна причина тяжелых последствий эпидемии в США.

Наконец, пандемия выявила серь­езное неравенство людей в доступе к медицинской помощи. Многие афро­американцы и американцы испанского происхождения имеют невысокие доходы, живут скученно. Они болели новой коронавирусной инфекцией непропорционально чаще, чем более обеспеченное белое население.

Какие страны лучше остальных справились с инфекцией?

Страны Юго-Восточной Азии — Китай, Южная Корея, Тайвань — смогли достаточно быстро локализовать эпидемию. Они были к ней готовы, так как уже сталкивались с предшествующими эпидемиями SARS и MERS, накопили опыт создания центров быстрого реагирования. Все решения здесь принимались централизованно, а в работе штаба участвовали руководители разных ведомств. Они оперативно перераспределяли ресурсы туда, где их не хватало. И, кроме того, правильно выстроили информационную работу. Министр здравоохранения Тайваня ежедневно проводил брифинги, а министр Южной Кореи даже дважды в день. Так что СМИ получали официальную информацию из первых рук.

А как вы оцениваете ситуацию в России?

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/uroki-stoikosti-2020/837360

2020-09-23T10:52:38.000+03:00

Wed, 23 Sep 2020 13:19:18 GMT

«Мы разрушили систему здравоохранения»

Ректор ВШОУЗ о том, как решать проблемы в здравоохранении

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/6i/sitgp/original-10ys.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Смотрите на YouTube-канале HBR Россия «Счастливая жизнь после работы» vs «Умереть у станка»
Подробнее
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия