Карьера / Профессиональный и личностный рост

Гамлетовский вопрос: чем Шекспир может помочь современным менеджерам

Гамлетовский вопрос: чем Шекспир может помочь современным менеджерам

3 февраля 2017|Деклан Фицсимонс

Норман Мейлер (американский писатель и сценарист – прим. ред.) однажды написал, что в жизни есть жестокое, но справедливое правило: мы обязаны меняться или расплачиваться все дороже за то, что остаемся прежними.

Как человек, исследующий лидерство и преподающий его в бизнес-школе, я каждый день встречаю руководителей, для которых этот закон – осязаемая и тревожащая реальность. Они знают, что произойдет, если они не внесут изменения в свой бизнес, но у них нет уверенности, что им самим нужно сделать, чтобы поддержать эти изменения. Следует ли научиться более эффективно проводить встречи команды, а может быть, лучше слушать или усвоить другой стиль руководства, чтобы совершить сдвиг в организационной культуре?

Хотя на эти вопросы нельзя ответить готовой формулировкой, есть несколько основополагающих вещей, без которых никакое развитие навыков не сработает. Один из источников мудрости, рассказывающий об этих основах, – труды автора, которого печатают без перерыва уже более четырехсот лет, – Уильяма Шекспира.

Во вступительной главе своей книги «Shakespeare: The Invention of the Human» («Шекспир: изобретение человека») Харолд Блум, 30 лет читающий лекции о Шекспире в Йельском университете, утверждает, что до Шекспира характеры героев в пьесах лишь представали перед зрителем, но не развивались.

Если характер лишь предстает перед нами, то в тот же момент, когда он впервые появляется на сцене, мы интуитивно догадываемся, что знаем о нем все, что можно узнать. Автор украл у такого героя единственное качество, которое могло бы сделать его интересным, – способность к самоизучению. Эта способность могла бы открыть что-то неожиданное не только нам, но и ему самому. Ему почти нечему нас научить, поскольку он не в силах нас удивить – по сути, потому что он не может удивить самого себя. В реальном мире такому герою соответствует менеджер, который выходит из кабинета, получив обратную связь, и думает: «Ничего нового – та же самая обратная связь, которую я уже слышал». А затем он говорит самому себе «Наверное, я такой, какой я есть!» или «Я привык поступать определенным образом, и кому-то это нравится, а кому-то нет».

Шекспир не дает нам так просто сорваться с крючка. Он показывает нам, что мы не просто те, кем мы себя представляем, но состоим из многих конфликтующих между собой и неизвестных составляющих. По выражению Блума, герои Шекспира развиваются, поскольку наделены способностью «подслушивать» самих себя – в разговоре с собой или с другими – и тем самым могут переосмысливать собственное «я».

Наделяя своих героев сложным внутренним миром, Шекспир подарил нам за 400 лет до Фрейда виртуозную демонстрацию того, что мы сейчас можем назвать самопознанием. Гамлет не один, их много. Узнав об убийстве отца, он обнаруживает в процессе своего потрясающе напряженного монолога, что ему нестерпимо оставаться прежним. Он так терзаем внутренним конфликтом, что взвешивает – возможно, в самом известном монологе всей мировой литературы – аргументы за и против самоубийства («Быть или не быть»).

Мы заворожены – не просто из-за красоты языка, но из-за того, что понимаем: он сам слышит все это в первый раз. И неважно, сколько раз мы были на этом спектакле, он никогда не надоедает нам, потому что именно в такие моменты Гамлет, находясь в крайне опасной ситуации, когда все может раскрыться, предельно уязвим и предстает перед нами настоящим человеком.

Через Гамлета и других своих героев Шекспир не только демонстрирует нам непременное условие человеческого развития (чтобы измениться, мы должны сначала познать самих себя), но и то, каким это развитие должно быть, на что оно похоже, как оно выглядит и ощущается. Он показывает нам, что в тот самый момент, когда Гамлет так близок к разрушению, он способен найти себя. Подобным образом молодой принц Генрих в «Генрихе IV. Часть II», став королем, отвергает своих прежних товарищей («Не думай, будто тот же я, что раньше») и начинает свое удивительное преображение из распутного принца в короля Генриха V, героя битвы при Азенкуре.

Наша жизнь далека от драматического накала выдуманных героев, и урок, который они нам преподносят, состоит не в том, что мы можем измениться, если начнем задумываться о самоубийстве или предадим своих друзей. Перемены заключаются не в бегстве от тех мощных внешних вызовов, которые рождают такой пугающий переворот в нашем внутреннем мире, а скорее в движении им навстречу. Гамлет сумел посмотреть в лицо своим инертности и трусости; принц Генрих сумел увидеть, а значит перерасти свой беспутный образ жизни и примерить на себя новый образ короля. Но обе эти перемены стали возможны только после того, как герои захотели обнаружить то, что было у них внутри.

Шекспир учит нас, современных людей, что перед лицом меняющегося мира самосознание (это хваленое лидерское качество) имеет смысл, если оно открывает нам что-то новое. А это возможно только тогда, когда мы готовы признать, что знаем самих себя лишь частично. И в этом случае следует признать, что развиваться – это не столько изменяться, приобретая новые навыки, сколько открывать самих себя, в том числе принося в жертву дорогие нам представления о себе, чтобы обнаружить того человека, которым мы могли бы стать.

Об авторе: Деклан Фицсимонс – доцент школы INSEAD, специализируется на организационном поведении, исследует и консультирует компании, внедряющие совместное управление.

https://hbr-russia.ru/karera/professionalnyy-i-lichnostnyy-rost/p18636

2017-02-03T03:00:00.000+03:00

Mon, 23 Apr 2018 15:00:04 GMT

Гамлетовский вопрос: чем Шекспир может помочь современным менеджерам

Что общего у героев шекспировских трагедий и руководителей компаний

Карьера / Профессиональный и личностный рост

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/1bb4j3/original-1pb9.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия