Распорядок дня гения | Harvard Business Review Russia
Управление временем

Распорядок дня гения

Сара Грин Кармайкл
Распорядок дня гения

Конкистадор Хуан Понсе де Леон всю жизнь провел в поисках источника вечной молодости, я же посвятила жизнь поискам идеального расписания. На смену бумажным календарям с цветными пометками пришли компьютерные приложения, составляющие планы дней и недель, но повседневная рутина по-прежнему не дается мне в руки: каждый день — новый день, непредсказуемый, словно скачки на родео, и столь же мимолетный.

Понятно, как мне в пору пришлась только что появившаяся книга «Режим гения. Распорядок дня великих людей». Автор Мэйсон Карри исследует распорядок жизни 161 художника, писателя и композитора, затрагивает также философов, ученых и других выдающихся деятелей.

Эта книга убедила меня в том, что для творческих людей постоянный образ жизни был не прихотью, а необходимым условием работы. Говоря словами Карри, «упорядоченный режим — словно колея, по которой в хорошем темпе движутся умственные силы гения, она ограждает его от тирании переменчивых настроений». И хотя сама по себе эта книга — всего лишь упоительное собрание повседневных пустяков, а не учебник, я начала подмечать нечто общее в образе жизни более, скажем так, здоровых гениев, то есть тех, кто полагался в первую очередь на дисциплину, а не выпивку и бензедрин. Вот принципы, на которых основана продуктивная рутина.

Укромное рабочее место. Джейн Остин просила не смазывать скрипучую петлю в двери гостиной, где она работала, чтобы этот сигнал предупреждал ее о постороннем вторжении. Уильям Фолкнер за неимением замка попросту снимал дверную ручку и уносил ее с собой в кабинет — вот о чем, наверное, мечтают нынешние работники в своих «стойлах». Родные Марка Твена не смели стучаться к нему в дверь: если никак не могли обойтись без него, то вызывали занятого работой писателя, дуя в рог. Грэм Грин зашел еще дальше: он арендовал офис, адрес и телефон которого не был известен никому, кроме его жены. Натаниеля Уайета отвлекал вид из окна, и он наклеил на стекло кусок картона.

Ежедневная прогулка. Многие творческие люди нуждаются для стимуляции мозга в ежедневной прогулке. Серен Кьеркегор обретал на свежем воздухе вдохновение и, вернувшись домой, зачастую бросался к столу и писал со шляпой на голове и зонтиком или тростью под мышкой. Чарльз Диккенс непременно прогуливался по три часа ежедневно, и свои уличные наблюдения вставлял в очередной эпизод романа, над которым он работал в тот момент. Чайковский обходился двумя часами, а не тремя, но не позволял себе и на секунду сократить променад в уверенности, что без этих 120 минут в день непременно расхворается. Бетховен отправлялся пройтись после обеда и брал с собой бумагу и карандаш на случай, если в пути его застигнет вдохновение. Эрик Сати тоже вооружался писчими принадлежностями и по пути из Парижа в бедный пригород, где он проживал, останавливался под фонарем и делал заметки. Когда фонари во время Первой мировой войны отключили, это плохо отразилось на продуктивности композитора.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
Левиттова экономика
Петров Сергей
Бизнес и жизнь
Елена Евграфова